Все темы

Полярник Георгий Седов: тайна последней экспедиции

2697
Денис Овчинников

Среди исследователей Арктики немало уроженцев России: Иван Папанин, Семен Челюскин, Отто Шмидт и многие другие. Значимое место в их ряду занимает Георгий Яковлевич Седов, внесший свой вклад в изучение Новой Земли, Карского моря, рек Колыма и Кара. Но самой известной стала экспедиция Седова 1912–1914 гг., в ходе которой он планировал первым среди русских исследователей достичь Северного полюса. Но замыслам Седова было не суждено осуществиться — вдохновитель и руководитель экспедиции скончался во время похода к Северному полюсу 20 февраля 1914 г. (здесь и далее все даты даны по юлианскому календарю. — Прим. ред.).

Со времен экспедиции прошло уже более века, но до сих пор неизвестны точное место захоронения Георгия Седова и судьба его останков. В настоящей статье будут проанализированы известные версии и сделаны предположения о том, где был упокоен исследователь Арктики и что стало с его телом.

Жизнь Георгия Седова

21 апреля 1877 г.
На хуторе Кривая Коса области Войска Донского в семье мещанина Якова Евтихиевича Седова и его жены Натальи Степановны родился сын Георгий.
1880-е гг.
Семья Седовых, в которой, помимо Георгия, было еще трое детей, жила бедно. Глава семьи Яков Седов зарабатывал на жизнь ловлей рыбы в Азовском море, а также ходил на заработки в Ростов-на-Дону и Керчь. С ранних лет Георгий всячески помогал родителям, рыбача вместе с отцом или нанимаясь на полевые работы. Наблюдая за кораблями, заходившими в Азовское море, Георгий мечтал однажды стать капитаном.
1891–1892 гг.
Георгий Седов получил начальное образование в церковно-приходской школе, проявив при этом незаурядный талант к обучению.
1893 г.
Будущий исследователь Арктики в течение нескольких месяцев работал батраком (наемным рабочим) у генерала Н.И. Иловайского, затем устроился в родном хуторе помощником приказчика торговой лавки. Спустя несколько месяцев владелец лавки, видя незаурядные способности Седова, назначил его приказчиком, несмотря на юный возраст.
Апрель 1894 г.
Георгий Седов сбежал из дома, не предупредив родителей. Несколько месяцев они ничего не знали о судьбе сына. Причиной побега юноши стало желание стать морским капитаном и тяга к знаниям — он решил поступить в мореходные классы в г. Ростове-на-Дону.
Лето — осень 1894 г.
Инспектор мореходных классов согласился принять Седова при условии, что тот устроится матросом на торговое судно и три месяца проведет в плавании. Георгию Седову удалось наняться на пароход «Труд», на котором он все лето и начало осени провел в плаваниях по Черному и Азовскому морям, заработав деньги на первый год обучения.
13 ноября 1894 г.
Георгий Седов был зачислен в мореходные классы в г. Ростове-на-Дону. Вскоре он написал письмо родителям, объяснив причину своего побега, — после этого они как могли поддерживали сына. Весной следующего года Седов успешно завершил первый год обучения.
Весна — лето 1895 г.
Как и все ученики мореходных классов, с открытием навигации был отпущен в плавание. Вновь нанялся на пароход «Труд», где служил рулевым.
Осень 1895 г. — весна 1896 г.
Продолжил учебу в мореходных классах в г. Ростове-на-Дону. По окончании второго года обучения сдал экзамен на право быть штурманом каботажного плавания.
Осень 1896 г.
На третьем году обучения Седов ушел из ростовских мореходных классов из-за конфликта с их заведующим.
Осень 1897 г. — весна 1898 г.
Георгий Седов перебрался в г. Поти, где завершил третий год обучения в действовавших там мореходных классах. Весной 1898 г. получил диплом штурмана дальнего плавания.
1898–1899 гг.
Седов служил помощником капитана на пароходе «Энергия», а затем на «Принципе»; оба принадлежали коммерсанту И.С. Кошкину.
1900 г.
Поступил на службу вольноопределяющимся в Российский императорский флот. Был зачислен на судно «Березань» и успешно сдал экзамен на чин прапорщика запаса флота.
1900–1901 гг.
Нанялся на пароход «Султан» (в автобиографии называл его «Царь». — Прим. ред.) и совершал плавания по Средиземному и Черному морям.
1901 г.
Принял решение связать свою жизнь с исследованием океанов и морей. В Российской империи успеха на этом поприще добивались практически исключительно офицеры флота, состоявшие на действительной службе. В связи с этим Г.Я. Седов переехал в г. Санкт-Петербург и успешно выдержал экзамен по курсу Морского корпуса, готовившего офицеров флота, после чего был произведен в чин поручика по адмиралтейству.
Весна 1902 г.
Седов был зачислен на действительную службу и поступил в Главное гидрографическое управление Российского императорского флота.
1902–1903 гг.
Участвовал в экспедициях А.И. Варнека и Ф.К. Дриженко, в составе которых принял участие в изучении берегов Карского моря, о. Варгач, архипелага Новая Земля и устья р. Кары.
1904 г.
С началом Русско-японской войны подал прошение об отправке на театр военных действий. Был назначен командиром миноноски № 48, которая в составе Сибирской военной флотилии охраняла вход в р. Амур.
1905–1906 гг.
Помощник лоцмана крепости г. Николаевска-на-Амуре; возглавлял экспедицию по исследованию и улучшению условий судоходства на р. Амур.
1907 г.
Отозван с Дальнего Востока на основное место службы в Главное гидрографическое управление.
1908 г.
Седов участвовал в экспедиции на Каспийское море с целью определения возможности перевозки нефти морским путем.
Март — декабрь 1909 г.
Участник Чукотской экспедиции И.П. Толмачева по изучению и описанию р. Колымы и морских подходов к ней.
6 апреля 1910 г.
Избран действительным членом Императорского Русского географического общества.
30 июня 1910 г.
Штабс-капитан по адмиралтейству Георгий Седов женился на Вере Валериановне Май-Маевской.
Июль — октябрь 1910 г.
Седов участвовал в экспедиции к архипелагу Новая Земля.
1911 г.
Принимал участие в экспедиции на Каспийское море. После нее Седова произвели в чин капитана по адмиралтейству.
1 апреля 1912 г.
Переведен из адмиралтейства во флот в чине старшего лейтенанта (офицеры флота считались более привилегированной группой, чем офицеры по адмиралтейству. — Прим. ред.).

Экспедиция на Северный полюс в 1912–1914 гг.

Самым ярким и известным эпизодом из жизни Георгия Седова стала экспедиция к Северному полюсу, закончившаяся его трагической гибелью. По-видимому, идею экспедиции на Северный полюс Седов вынашивал давно, но публично высказываться и делать шаги на пути к ее осуществлению начал в 1912 г. В этом году старший лейтенант флота Седов представил в Главном гидрографическом управлении план экспедиции, который, однако, был признан несостоятельным и авантюрным. Тем не менее ему был предоставлен двухгодичный отпуск с сохранением жалованья, что позволило Георгию Яковлевичу осуществить частную экспедицию. Часть суммы, ставшей капиталом экспедиции, была собрана в виде добровольных пожертвований — в числе прочих благотворителем стал император Николай II.

Приготовления к экспедиции проходили в крайней спешке и заняли лишь несколько месяцев, что было совершенно недостаточно. Уже 14 августа 1912 г. экспедиция в составе 27 человек на борту шхуны «Святой мученик Фока» вышла из Архангельска. При этом судно имело течь, а его грузоподъемности не хватило для взятия нужного количества угля. Многие запасы были набраны наспех и оказались некачественными, не удалось найти для экспедиции и достаточного количества ездовых собак.

Седов планировал доплыть до Земли Франца-Иосифа, от которой уже на санях, запряженных собаками, по льду дойти до Северного полюса. Однако 15 сентября 1912 г. шхуна «Святой мученик Фока» встретила непреодолимые льды, и экспедиция была вынуждена остановиться на зимовку около архипелага Новая Земля. Во время зимовки члены экспедиции провели большую исследовательскую работу, изучив северо-восточный берег архипелага, и впервые обогнули его северную оконечность. Были составлены подробные карты некоторых островов и проведены различные метеорологические наблюдения.

Почти год, до 3 сентября 1913 г., экспедиция была заперта во льдах близ архипелага Новая Земля. Лишь после этой даты шхуна смогла продолжить плавание, продолжавшееся чуть более двух недель, до 19 сентября, когда экспедиции удалось достичь Земли Франца-Иосифа и остановиться в бухте о. Гукера. Санный поход непосредственно на Северный полюс был возможен лишь после окончания полярной ночи, в связи с чем экспедиция Седова остановилась на вторую зимовку.

К концу 1913 г. стала ощущаться нехватка продовольствия. Вероятно, полярники избежали сильного голода благодаря тому, что употребляли в пищу мясо белых медведей и тюленей, что было нормальной практикой в арктических экспедициях. К декабрю 1913 г. многие участники экспедиции заболели цингой, 10 декабря Седов заметил признаки цинги и у себя. Вскоре он серьезно заболел — жаловался, как и многие из команды, на боль в ногах, кашель и повышенную температуру.

Сам Георгий Седов об этом этапе экспедиции оставил в дневнике следующие записи.

«Четверг, 19 декабря. С утра тихо, ясно, хорошо. К полудню сильный ветер, вечером снова тихо. Сегодня утром темп[ература]. У механика +39,8°, учащенный пульс, затруднительное дыхание. Опасаюсь за благополучный исход его болезни (острый ревматизм). В полдень я почувствовал сильную боль в правой ноге, едва могу наступать. Пол-экипажа болеет этой болезнью. Приказал обувать ноги в меховую обувь. Из моей каюты сегодня вынесли таз льду».

«Воскресенье, 22 декабря. Тихо, морозно, какая-то мгла. От этого не было никакого рассвета. Воздух очень влажный. Готовим полярную партию. Здоровье мое лучше. В 3 ч[аса] дня подошел медведь-самец к самому судну. Здесь его встретили собаки и погнали к ближайшему айсбергу. Я и Николай Васильевич с ружьями побежали за ним и нашли его прижатым к айсбергу 4 собаками».

«Понедельник, 30 декабря. Я по-прежнему слаб, кашляю отчаянно. Не выхожу. Зачитываюсь Гюго: „Отверженные“. Ветер, так же как и вчера, подул к вечеру от Osta. Неужели я не выздоровлю к походу к полюсу?! Выступать нужно 1 февраля, т. е. через месяц. Лучше бы уж потом заболеть. Все к походу, хотя точно, но приблизительно, уже готово».

Второго февраля 1914 г. старший лейтенант Г.Я. Седов с матросами Григорием Васильевичем Линником и Александром Матвеевичем Пустошным отправился в санный поход к Северному полюсу. Сам Седов рассчитывал, что сможет достичь полюса и вернуться к месту зимовки за 4 месяца.

Группа из трех человек и 24 собак, запряженных в три нарты, двигалась на север. Седов планировал достигнуть о. Рудольфа, где сделать стоянку перед дальнейшим движением на север. В первые дни экспедиции Седов, как следует и из его дневника, и из воспоминаний Линника и Пустошного, чувствовал себя хорошо, и группа продвигалась достаточно быстро, проходя по 15 верст за день. Однако 6 февраля Седов почувствовал себя хуже. «У меня опять заболели ноги и усилился бронхит. Идти очень трудно, дышать еще труднее», — писал он в дневнике.

В последующие дни Седов ехал на санях в спальном мешке — сначала сидя, а затем лежа. На стоянках его заносили в палатку, где разжигали керосиновый примус, чтобы согреться и разогреть пищу — на улице температура при этом была −42°…−30° по Цельсию.

Последняя запись в дневнике Седовым была сделана 16 февраля 1914 г.

«Болен я адски и никуда не гожусь. Сегодня опять мне будут растирать спиртом ноги. Питаюсь только одним компотом и водой, другого ничего душа не принимает. Конечно, съел бы яичко, сметанки, жареного цыпленка, даже чашку кислой капусты. Но где все это? Увидели выше гор впервые милое, родное солнце. Ах, как оно красиво и хорошо! При виде его в нас весь мир перевернулся. Привет тебе, чудеснейшее чудо природы! Посвети нашим близким на родине, как мы ютимся в палатке, больные, удрученные, под 82° широты».

В последующие дни Георгию Яковлевичу стало еще хуже. По свидетельству матросов Линника и Пустошного, у Седова было тяжелое дыхание, учащенный пульс, временами он впадал в забытье — вероятнее всего, это было признаками воспаления легких. После дневного перехода 17 февраля группа оставалась на месте ввиду тяжелого состояния Седова. В ночь с 18 на 19 февраля он стал периодически терять сознание и практически перестал есть.

В 14 ч. 40 мин. 20 февраля 1914 г., на восемнадцатый день похода к Северному полюсу и спустя полтора года полярной экспедиции, старший лейтенант Георгий Яковлевич Седов скончался. По свидетельствам Линника и Пустошного, это произошло недалеко от о. Рудольфа, где Седов и был похоронен.

Матросы Линник и Пустошный на борту шхуны «Святой мученик Фока». Бухта Тихая, 2 февраля 1914 г. Фотограф: Н.В. Пинегин. Источник: Российский государственный музей Арктики и Антарктики

Матросы Линник и Пустошный на борту шхуны «Святой мученик Фока». Бухта Тихая, 2 февраля 1914 г. Фотограф: Н.В. Пинегин. Источник: Российский государственный музей Арктики и Антарктики

После возвращения матросов Линника и Пустошного на шхуну ее экипаж принял решение идти назад. Обратный путь был нелегким, поскольку закончились запасы угля и команде пришлось использовать в качестве топлива для паровой машины деревянные вещи и даже части самого судна. Кроме того, проходя около о. Скотт-Келти, шхуна села на мель, и для снятия с нее экипажу пришлось осушить цистерны с питьевой водой и сбросить якорь с цепью для облегчения судна. Несмотря на трудности, шхуна добралась до Мурманского берега 15 августа 1914 г. Так завершилась полярная экспедиция Г.Я. Седова.

Поиск могилы полярника Седова

Спустя 110 лет после полярной экспедиции 1912–1914 гг. команда Famiry и фонда «Семейная история» начала поиск могилы Георгия Седова. Исследователи проанализировали множество документов более чем в десяти архивах, изучили артефакты экспедиции Седова из нескольких музеев и сделали предположения о том, где покоится известный исследователь Арктики.

Ранее поиск могилы Г.Я. Седова предпринимался неоднократно. Смерть Седова, точное место его захоронения и судьба останков вызывали немало вопросов, связанных с тем, что свидетелей его гибели было лишь двое, а место погребения оказалось крайне труднодоступно.

По возвращении из экспедиции матросы Линник и Пустошный были допрошены по поводу их возможной причастности к смерти Седова. Во время допросов они в подробностях описали последние дни жизни Седова, его смерть, а также место захоронения. Согласно их словам, Седов был похоронен 24 февраля на юго-западной оконечности о. Рудольфа — предположительно, на м. Бророк. Могила располагалась на косогоре высотой до шести сажен (12,8 м) над уровнем моря. Поскольку вырыть могилу в каменистой и промерзлой земле было невозможно, тело Седова, оставшегося в своей меховой одежде, было завернуто в парусину и обложено валунами, над которыми был установлен крест, сделанный из лыж. В захоронении матросы оставили топорик (или молоток) и русский флаг, на древке которого была медная табличка с гравировкой “Expedition leit. Sedov’a 1912–1914”.

Эта версия обстоятельств смерти и места захоронения долгое время считалась основной и достаточно убедительной. Позднее, уже в конце XX в., распространились сведения, что могила, сооруженная Линником и Пустошным, в действительности была пустой, а тело они взяли с собой в обратный путь, дабы скормить его собакам, что якобы было единственной возможностью добраться до шхуны. Данное предположение вряд ли можно считать обоснованным, поскольку показания матросов казались убедительными и непротиворечивыми, а все подозрения в их отношении после расследования были сняты. Кроме того, стоит отметить, что для санного похода к полюсу были заготовлены большие запасы провизии (в собачьих упряжках была почти тонна груза, в основном продовольствие), в связи с чем корма у собак имелось более чем достаточно.

Первая попытка отыскать могилу Г.Я. Седова была предпринята в 1929 г. Отто Юльевичем Шмидтом. Он с членами своей экспедиции добрался до о. Рудольфа на ледоколе, названном «Георгий Седов». Исходя из известных сведений о захоронении Седова, Шмидт обследовал м. Бророк, но никаких следов могилы обнаружено не было.

В 1933 г. полярный исследователь Е.К. Федоров также изучил мыс и его окрестности, однако и он не нашел никаких следов экспедиции Седова и его могилы.

Следующая попытка найти могилу Георгия Седова была предпринята в 1938 г. К этому времени на о. Рудольфа уже несколько лет действовала полярная станция. В мае 1938 г. исследователи со станции предприняли попытку найти захоронение на м. Бророк, но также ничего не обнаружили. Однако 30 июля того же года они сделали необычную находку на м. Аук, расположенном севернее м. Бророк.

По словам участника этих событий В.С. Сторожко, полярники Ф.Н. Зуев и И.С. Лебедев, обследуя мыс, нашли «на одном косогоре обломки лыж, ржавые консервные банки». В своих воспоминаниях Сторожко писал:

«Привлеченные их криками, мы собрались у места находки. Стали осторожно разбирать камни. Обнаружили истлевшие куски брезента, веревок и меховой одежды. Рядом нашли небольшой топорик-молоток, точеный флагшток из двух частей. На нем уцелели крохотные лоскутки истлевшего русского трехцветного флага. На втором куске флагштока была медная соединительная втулка с надписью: “Polar Expedit. Sedow 1914”».

Об этих же находках писали и другие участники событий 30 июля 1938 г. При этом останков Седова в предполагаемой могиле обнаружено не было. Одним из объяснений этого является предположение, что тело упало в море в результате таяния ледника или же стало добычей зверей и птиц.

Исходя из этого, можно сделать вывод, что в действительности Георгий Седов был похоронен на м. Аук. Матросы Линник и Пустошный действительно были убеждены, что достигли лишь м. Бророк, где, как они думали, и похоронили руководителя экспедиции. Но с учетом сложности ориентирования и отсутствия у них достоверных карт представляется вполне вероятным, что они прошли на север несколько дальше и похоронили Седова на м. Аук.

Найденные в 1938 г. вещи ныне экспонируются в Российском государственном музее Арктики и Антарктики (г. Санкт-Петербург) — в частности, древко и топор-молоток. Флаг же ввиду его ветхости находится в хранилище музея и для осмотра посетителями музея недоступен.

Заключение

На этом судне в августе 2023 г. исследователи отправятся искать сброшенный якорь и могилу Г.Я. Седова

На этом судне в августе 2023 г. исследователи отправятся искать сброшенный якорь и могилу Г.Я. Седова

Судьба Георгия Яковлевича Седова продолжает волновать многих, кому небезразлична история покорения Арктики. В конце июля — августе 2023 г. группа путешественников при участии команды Famiry и фонда «Семейная история», а также при поддержке Русского географического общества и Мосгордумы отправится в плавание «По следам экспедиции Георгия Седова», чтобы повторить исторический маршрут шхуны «Святой мученик Фока». Исследователи хотят проверить новые гипотезы о месте захоронения старшего лейтенанта Г.Я. Седова, а также почтить память отважного полярника.

Еще одним артефактом, связанным с экспедицией Г.Я. Седова, может стать якорь, сброшенный со шхуны «Святой мученик Фока» на мели около о. Скотт-Келти на обратном пути. Вполне вероятно, что благодаря исследованию, проведенному фондом «Семейная история», местонахождение якоря будет определено.

Также Famiry собирает сведения о жизни Георгия Седова и воспоминания о нем на странице памяти. Неоценимую помощь в сохранении наследия Георгия Яковлевича могут оказать те, кто помнит кого-либо из членов экспедиции Седова, а также его жену Веру Валериановну Седову, ур. Май-Маевскую (1876–1962 гг.). Мы будем очень рады откликам их потомков, родственников и всех, кто был знаком с этими людьми.

В оформлении использована графика художника А.М. Орлова из книги Н.В. Пинегина «Записки полярника» (Москва: Географгиз, 1952).

Читайте также

ВАМ МОЖЕТ БЫТЬ ИНТЕРЕСНО