Все темы

«Походы в университеты» и длинный путь к диплому: как развивалось женское образование в России

3659
Ксения Кабанова

Идея о том, что женщина имеет право (и способности!) получать образование наравне с мужчинами, в патриархальной Российской империи не приживалась довольно долго: ученые мужи опасались допускать девушек и женщин в училища и университеты, видя в этом и падение нравов, и угрозу существования института семьи как такового. А начиналось все довольно оптимистично и, что показательно, раньше, чем в Европе.

В ПЕРВОМ ЖЕНСКОМ УЧИЛИЩЕ ОБУЧАЛИ «ПЕНИЮ И ШВЕНИЮ»

Евфросиния Полоцкая (мирское имя — Предслава Святославна; между 1100 и 1104 г. — между 1167 и 1173 г.) — дочь витебского князя Святослава Всеславича, инокиня и просветительница периода Полоцкого княжества

Евфросиния Полоцкая (мирское имя — Предслава Святославна; между 1100 и 1104 г. — между 1167 и 1173 г.) — дочь витебского князя Святослава Всеславича, инокиня и просветительница периода Полоцкого княжества

Первое известное женское училище было основано в Киеве при Андреевском монастыре в 1068 г. ― раньше, чем во многих городах Европы (по некоторым данным, в Европе первые начальные школы для девочек начали возникать лишь в XVI–XVII вв.). Женское училище на Руси основала дочь киевского князя Всеволода Ярославича Анна Всеволодовна, постригшись в монахини под именем Янка. Обучением девочек она занималась сама: «Собравши же младых девиц неколико, обучала писанию, також ремеслам, пению, швению и иным полезным им знаниям, да от юности навыкнут разумети закон божий и трудолюбие, а любострастие в юности воздержанием умертвлят». Обучение письму было в этом училище обязательным, так как чтение священных книг считалось способом спасения души. Пение нужно было для богослужений, а рукоделие развлекало девушек, чтобы они «не впадали в грех».

Век спустя подобное училище открылось в г. Суздале, его основала дочь полоцкого князя Георгия Всеславича Евфросиния (в миру Предслава). Учиться там могли не только монахини, но и обычные женщины. Сама Евфросиния была выдающейся персоной: она очень рано научилась читать и в 12 лет ушла в монастырь к своей тетке. Зная ценность книг, она задумала собрать библиотеку прежде, чем основать свой монастырь, и занималась переписыванием томов священного писания. В монастыре девочек обучали грамоте, рукоделию, «воздержанию и терпению».

Но фактически на этом развитие официального женского образования и остановилось на несколько веков: сказалось долгое татаро-монгольское иго, которое затормозило развитие всех государственных процессов. И хотя официальных женских училищ не существовало, это не значило, что девочки не обучались совсем. Например, со времени царя Михаила Федоровича представительницы царской семьи и знатные бояре обучались чтению и письму, а также церковному пению. Дочери царя Алексея Михайловича, и особенно царевна София, были по тем временам очень хорошо образованы. Для простых людей женское образование оставалось чаще всего недоступным.

НАУЧИТЬСЯ «БАБИЧЬЕМУ ДЕЛУ»

Мария Джованна Клементи. Петр I. XVIII в. Частная коллекция

Мария Джованна Клементи. Петр I. XVIII в. Частная коллекция

Следующий шаг в развитии женского образования сделал Петр I. Его указ от 24 января 1724 г. предписывал, чтобы монахини обучали грамоте и рукоделию девочек-сирот. Кроме того, при Петре I появились частные школы, где могли учиться и девочки. Например, такие школы были в Москве при лютеранской церкви в Немецкой слободе, а в Санкт-Петербурге ― при евангелической церкви святого Петра (здесь количество девушек составляло около одной четверти всех обучавшихся).

Елизавета Петровна указом от 1754 г. учредила акушерские школы для девушек, чтобы обучать их «бабичьему делу». Образование ученицы получали дома: к ним приходили специально обученные учителя и гувернантки. Сначала такие школы появились в Москве и Санкт-Петербурге, затем в других городах. Кроме того, в царствование Елизаветы Петровны появились и частные пансионы, которые содержали иностранцы, чаще всего французы.

УЧИЛИЩА ГОТОВИЛИ «ДОБРЫХ СУПРУГ, ХОРОШИХ МАТЕРЕЙ И ХОРОШИХ ХОЗЯЕК»

Д.Г. Левицкий. Портрет Г.И. Алымовой. 1776 г. Из собрания Русского музея. Глафира Ивановна Алымова (1758–1826) — фрейлина Екатерины II, одна из первых русских арфисток, с шести лет воспитанница Смольного института

Д.Г. Левицкий. Портрет Г.И. Алымовой. 1776 г. Из собрания Русского музея. Глафира Ивановна Алымова (1758–1826) — фрейлина Екатерины II, одна из первых русских арфисток, с шести лет воспитанница Смольного института

Но, пожалуй, самой серьезной новой главой в истории создания официального женского образования стала эпоха Екатерины II. Императрица указом от 5 мая 1764 г. основала Воспитательное общество благородных девиц (планировалось обучать 200 девушек). Так в России появился известный Смольный институт благородных девиц. Его главной задачей было воспитание и образование характера: девушки должны были получить привычку «к добродетели» и уметь находиться в обществе. В 1765 г. открылось Мещанское училище при Смольном институте для 240 девушек из мещанства.

Кроме того, девушки во времена Екатерины Великой имели право получать образование в народных училищах ― они были похожи на средние учебные заведения. Туда принимались и девушки, и молодые люди, но общественное мнение того времени считало обучение лиц женского пола в публичных школах «непристойным». Поэтому и статистика была неутешительна. «Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона» приводит такие данные: «За все время существования народных училищ в столице (с 1781 г.) и по губерниям (с 1786 г.) всех учившихся в них при Екатерине II девочек было 12 595, в 13 раз меньше, чем учившихся за то же время мальчиков. В последний год ее царствования из 1121 учившейся девушки 759 приходилось на одну петербургскую губернию, стало быть, во всех остальных губерниях их было только 362. При всей незначительности этих результатов важно то, что при Екатерине II женщины всех сословий получили доступ к образованию».

Д.Г. Левицкий. Портрет Е.Н. Хрущевой и Е.Н. Хованской. 1773 г. Из собрания Русского музея. Е.Н. Хрущева (слева) и Е.Н. Хованская (справа) изображены в театральных костюмах во время исполнения пасторальной сцены из спектакля в театре Воспитательного общества благородных девиц

Д.Г. Левицкий. Портрет Е.Н. Хрущевой и Е.Н. Хованской. 1773 г. Из собрания Русского музея. Е.Н. Хрущева (слева) и Е.Н. Хованская (справа) изображены в театральных костюмах во время исполнения пасторальной сцены из спектакля в театре Воспитательного общества благородных девиц

При императрице Марии Федоровне было образовано Мариинское ведомство (сиротское училище ― Мариинский институт). В целом количество женских учебных заведений росло, а упор в них в основном делался на воспитание ― подготовку «добрых супруг, хороших матерей и хороших хозяек». Как пишут Брокгауз и Эфрон, система женского образования была построена по сословному принципу: «Для всех классов общества, для всякого звания, чина и положения, занимаемого родителями девушки, императрица учреждала особые заведения, с точно ограниченным курсом учения и особым устройством».

И даже в провинциальных городах в первой половине XIX в. начали открываться частные пансионы для девушек-дворянок и правительственные низшие школы, где могли обучаться дети всех сословий.

В 1856 г. по повелению Александра II в губернских городах начали создаваться женские школы, приближенные к гимназиям. В провинции стали появляться училища 1-го разряда, где обучались шесть лет, и 2-го разряда, где обучение шло три года.

ДО АУДИТОРИИ ПРОВОЖАЛ РЕКТОР

Николай Ярошенко. Курсистка. 1883 г. Из коллекции Калужского музея изобразительных искусств

Николай Ярошенко. Курсистка. 1883 г. Из коллекции Калужского музея изобразительных искусств

Надежда Прокофьевна Суслова (1843–1918) — физиолог, хирург, гинеколог, первая из русских женщин, ставшая доктором медицины

Надежда Прокофьевна Суслова (1843–1918) — физиолог, хирург, гинеколог, первая из русских женщин, ставшая доктором медицины

Таким образом, вплоть до второй половины XIX в. женщины в Российской империи могли получать только среднее образование, да и оно часто отличалось не в лучшую сторону от мужского образования. Курсы наук для женщин априори делались проще ― считалось, что женский ум не сможет справиться с «мужским» курсом. Кроме того, например, после окончания мужской гимназии мальчикам выдавался аттестат, и они могли поступать в институт, а девочкам ― свидетельство об окончании гимназии, закрывающее путь в вуз. А общее государственное устройство было таковым, что женщина не имела права трудиться практически нигде, кроме как в сфере воспитания и обучения детей, либо могла стать акушеркой или фельдшером.

Ко второй половине XIX в. вопрос о качестве женского образования в российском обществе встал ребром: женщины все больше стремились к знаниям, которые открывали многие двери и ставили их на одну ступень с мужчинами. Идею о «необходимости широкой постановки женского образования в России» проводил и журнал «Русский педагогический вестник», который издавался в Санкт-Петербурге с 1857 г. Его первый издатель Н.А. Вышнеградский был педагогом и впоследствии организатором женских гимназий в России.

Воспользовавшись «лазейкой» в университетском уставе, который напрямую не запрещал женщинам посещать лекции, самые смелые девушки начали так называемые женские походы в университеты Петербурга, Харькова и Киева. И хотя девушки были пока значительно ограничены в правах (они учились как вольнослушательницы и не могли сдавать экзамены без особого разрешения), это был значительный шаг для того времени.

Первой слушательницей Петербургского университета стала 19-летняя Наталья Корсини, дочь архитектора и писательницы. Она была просвещенных взглядов и в 1862 г. была арестована за участие в студенческих выступлениях. Лекции она посещала с 1860 г., и в этом ей очень помог профессор юридического факультета Константин Кавелин. Посещение лекции девушкой могло быть расценено как дерзкий поступок, поэтому Наталью провожали до аудитории ректор или преподаватель.

Первые в России женщины-врачи тоже были вольнослушательницами университетов. Например, Надежда Суслова и Мария Бокова, которые с разрешения профессоров Сеченова и Боткина стали посещать лекции в Медико-хирургической академии. Среди первых вольнослушательниц были также Мария Коркунова и Антонина Блюммер. Выбор девушками именно медицинской сферы объяснялся тем, что докторская практика представляла собой практически единственную свободную профессию для женщин, которые не могли поступить на госслужбу.

ХИМИЮ ПРЕПОДАВАЛ МЕНДЕЛЕЕВ, ИСТОРИЮ ― КЛЮЧЕВСКИЙ

Курсистки на Бестужевских Высших женских курсах, 1907 г. Источник: История России в фотографиях (russiainphoto.ru), ГИН РАН

Курсистки на Бестужевских Высших женских курсах, 1907 г. Источник: История России в фотографиях (russiainphoto.ru), ГИН РАН

Высшие женские курсы, физико-математический факультет, естественное отделение, 1903 г. Источник: История России в фотографиях (russiainphoto.ru), Санкт-Петербургский государственный университет

Высшие женские курсы, физико-математический факультет, естественное отделение, 1903 г. Источник: История России в фотографиях (russiainphoto.ru), Санкт-Петербургский государственный университет

Но «женские походы» длились недолго: в 1861 г. в России прошли первые студенческие волнения, и просвещенные вольнослушательницы приняли в них участие. После этого девушек на лекции решили больше не допускать, а в 1863 г. и вовсе запретили им обучение в вузах.

Женщины не сдались, начали писать прошения, обращались к властям с просьбой о праве получения образования. Например, женщины из Петербурга, Смоленска, Москвы, Тифлиса, Киева, Екатеринослава (ныне ― украинский Днепр), Керчи подали в 1867 г. ходатайства в Министерство народного просвещения ― просили допустить их в университеты. Но даже встреча с министром просвещения Д.А. Толстым ничего не дала. Он считал, что наука женщинам ни к чему: «Выйдет замуж, и все науки в сторону».

Таким образом, просвещенным девушкам, желавшим получить высшее образование, приходилось для этого ехать за рубеж и учиться в университетах Цюриха, Берлина, Парижа, Кенигсберга. Это было дорого, да и зарубежные дипломы в Российской империи не признавались: выпускницам приходилось заново сдавать все предметы после возвращения в Россию. Например, Надежде Сусловой, доучившейся за границей в Цюрихе, пришлось второй раз защищать диссертацию.

Власти были обеспокоены тем, что уехавшие студентки общались за границей с просвещенной молодежью, и пытались их вернуть на родину и «кнутом» ― невозможностью занимать государственные должности, и «пряником» ― открытием при университетах женских курсов, в основном историко-филологического направления (например, московские курсы профессора В.И. Герье, открытые в 1872 г., и Бестужевские Высшие женские курсы в Петербурге в 1878 г.). Кстати, среди преподавателей курсов были такие выдающиеся ученые, как Дмитрий Менделеев, Василий Ключевский, Тимофей Грановский. Женские курсы просуществовали до конца 1880-х гг. и были закрыты властями опять же из-за опасения распространения вольнодумства.

«ОТТЕПЕЛЬ» НАСТУПИЛА ПОСЛЕ ПЕРВОЙ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Высшие женские курсы, выпускницы, окончившие юридический факультет и сдавшие государственный экзамен, 1916 г. Источник: История России в фотографиях (russiainphoto.ru), Санкт-Петербургский государственный университет

Высшие женские курсы, выпускницы, окончившие юридический факультет и сдавшие государственный экзамен, 1916 г. Источник: История России в фотографиях (russiainphoto.ru), Санкт-Петербургский государственный университет

Высшие женские курсы, слушательницы физико-математического факультета, отделение химии, 1906-1907 г. Источник: История России в фотографиях (russiainphoto.ru), Санкт-Петербургский государственный университет

Высшие женские курсы, слушательницы физико-математического факультета, отделение химии, 1906-1907 г. Источник: История России в фотографиях (russiainphoto.ru), Санкт-Петербургский государственный университет

Второй «женский поход» в университеты начался после революции 1905 г. В то время женщинам помогли отстоять свои права женские союзы: «Женская прогрессивная партия», «Союз равноправия женщин», «Русское женское взаимно-благотворительное общество». Они рассылали в университеты прошения о зачислении вольнослушательниц, которые возымели результат: к 1906 г. советы всех российских университетов допустили женщин на лекции.

Девушки устремились в университеты: самыми популярными направлениями были юриспруденция и медицина, но были и вольнослушательницы инженерно-промышленных, политехнических и сельскохозяйственных университетов. За несколько лет в России появились 2130 вольнослушательниц, это примерно 5,5% от всех студентов и около трети всех «свободных слушателей». Теперь девушки по окончании университета могли с разрешения испытательной комиссии сдать экзамен и получить полноценный диплом.

Но «оттепель» длилась недолго: в 1908 г. пост министра просвещения занял консерватор А.Н. Шварц, и прием вольнослушательниц в университеты снова отменили ― вышел специальный циркуляр. Тем, кто уже учился, позволили окончить курс, но слушательниц стало гораздо меньше после тщательной проверки их благонадежности.

Еще одной, на этот раз последней «оттепелью», стал 1915 г.: из-за Первой мировой войны, когда многие мужчины ушли на фронт, места в университетах пустовали, и на них стали принимать женщин.  

Но окончательно вопрос женского образования решился лишь после революции 1917 г., когда Народный комиссариат просвещения 31 мая 1918 г. издал постановление «О введении обязательного совместного обучения», предписывавшее прием на равных условиях в любое учебное заведение страны как мужчин, так и женщин. 

ЧЕМ СВЕДЕНИЯ ИЗ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ МОГУТ БЫТЬ ПОЛЕЗНЫ ГЕНЕАЛОГУ?

Елизавета Александровна Яковлева — студентка Людиновского машиностроительного техникума. Калужская область, г. Людиново, 1947 г. Источник: История России в фотографиях (russiainphoto.ru), архив Александра Викторовича Яковлева

Елизавета Александровна Яковлева — студентка Людиновского машиностроительного техникума. Калужская область, г. Людиново, 1947 г. Источник: История России в фотографиях (russiainphoto.ru), архив Александра Викторовича Яковлева

В лаборатории Второго медицинского института: студентки на занятиях. Москва, 1940 г. Источник: История России в фотографиях (russiainphoto.ru), МАММ/МДФ

В лаборатории Второго медицинского института: студентки на занятиях. Москва, 1940 г. Источник: История России в фотографиях (russiainphoto.ru), МАММ/МДФ

Обучение ― важная часть жизни каждого человека, и чем старше предок, тем ценнее сведения о его учебе. А уж если в вашей семье до революции образование получали женщины, это многое говорит еще и об их целеустремленности, достатке и положении в обществе.

Первое, что нужно установить, ― место учебы родственника. Сделать это можно исходя из места работы, по семейным сведениям или даже семейным легендам, по месту жительства и т.п.

В архивах учебных заведений (и их правопреемников) чаще всего можно найти документы за советский период; все, что старше, находится в местных архивах. Узнать, есть ли документы учебного заведения в архиве, можно по описям.

Документы партийных учебных заведений хранятся в РГАСПИ и РГАНИ, военных вузов ― в ЦАМО(с 1941 г.); если родственница была ученым АН СССР и РАН ― в архиве РАН.

Лучше всего сохранились документы из духовных училищ и семинарий, а также из престижных высших учебных заведений. Реже встречаются документы церковно-приходских сельских школ, и, в основном, это просто списки учеников.

Списки учащихся престижных заведений можно найти и в Интернете. Например, по Смольному они выложены прямо в «Википедии».

Кроме того, часто престижные учебные заведения выпускали памятные альбомы или разные исследования, книги, где тоже могут быть сведения об учащихся. А в документах семинарий и институтов указывались сведения о родителях студента ― чем не полезная зацепка для будущего исследования?

Читайте также

ВАМ МОЖЕТ БЫТЬ ИНТЕРЕСНО